Изменяя ситуацию: ЮНЭЙДС в Иране

Bookmark and Share

Репортаж

Изменяя ситуацию: ЮНЭЙДС в Иране

13 мая 2008 года.

20080513-HRSetayesh_200.jpg
Хамидреза Сетайеш является страновым
координатором ЮНЭЙДС в Иране.

Хамидреза Сетайеш стал страновым координатором ЮНЭЙДС (СКЮ) в марте 2005 года, когда было создано отделение ЮНЭЙДС в Иране. Как и большинство страновых координаторов ЮНЭЙДС, Сетайеш все свое время посвящает выполнению главной задачи, связанной с координацией действий ООН в ответ на СПИД в этой стране. В Иране действует 13 отделений ООН, которые образуют Объединенную группу ООН по СПИДу, председателем которой является он. Кроме того, отделение ЮНЭЙДС оказывает также техническую поддержку правительственным и неправительственным организациям (НПО), поскольку оно считается заслуживающим доверия и надежным партнером.

«Нашим главным достижением является гармонизация действий ООН в ответ на СПИД, - говорит Сетайеш. – Мы смогли продвинуться вперед, и я этим очень удовлетворен». Другие важные достижения его трехлетней работы в отделении относятся к области улучшения стратегической информации, где страна ощущает недостаток потенциала. ЮНЭЙДС помогает правительству в планировании исследований, которые обеспечивают фактические данные для успешных мер вмешательства.

Главным фактором, способствующим росту эпидемии в Иране, является использование зараженного инъекционного инструментария потребителями инъекционных наркотиков, а также передача ВИЧ половым путем. Поэтому усилия Объединенной группы ООН по СПИДу главным образом направлены на решение проблемы потребления инъекционных наркотиков. «Наш главный приоритет состоит в том, чтобы убеждать правительство в необходимости выделения ресурсов для мер вмешательства по снижению вреда», - говорит Сетайеш. По данным Управления Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности (ЮНОДК), в Иране насчитывается 200 000 потребителей инъекционных наркотиков, значительная часть которых потребляют кристаллизованную форму героина, который на рынке известен под названием «крэк».

Эта работа является успешной, и из известных стратегий по снижению вреда в развивающихся странах стратегия иранского правительства является одной из самых прогрессивных.  Более 20 000 потребителей наркотиков участвует в программе метадонового поддерживающего лечения , которая началась три года назад. Успеху этой программы способствовали важные правовые реформы: хотя потребление наркотиков является преступлением, люди, проходящие лечение от потребления наркотиков, преступниками не считаются. «Лечением считаются даже прогамммы обмена игл и шприцев, что является очень большим достижением и важным шагом в направлении дестигматизации и обеспечения доступности услуг для людей, потребляющих наркотики», - говорит Сетайеш. По данным самых последних имеющихся исследований, более 90 процентов потребителей наркотиков в Тегеране во время своей последней инъекции использовали чистые иглы.

Два года назад программа лечения от наркомании начала осуществляться в тюрьмах, где главным партнером является Управление Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности (ЮНОДК). «Было сделано много, но есть еще над чем работать, - говорит Сетайеш. – Тюремные системы пытаются внедрять обмен игл и презервативы, но поощрение заключенных к их использованию является проблемой. Это требует реформы по расширению услуг в тюрьмах».

Тем не менее, в Иране на место концентрированной эпидемии ВИЧ среди потребителей инъекционных наркотиков приходит более генерализованная ситуация, главным образом затрагивающая партнеров и жен людей, которые потребляют наркотики, и людей, которые ранее находились в тюрьме. Хотя ответные действия среди этих конкретных ключевых групп являются замечательными и прогрессивными, другие группы с рискованным поведением, такие как секс-работники и мужчины, имеющие секс с мужчинами, недостаточно охвачены ответными действиями в этой стране. В Иране гомосексуальность является чувствительной проблемой, и предоставление услуг для мужчин, имеющих секс с мужчинами, создает много проблем для ЮНЭЙДС, которая является ведущей программой ООН в этой области.

Как и во многих других странах, именно стигма является главным препятствием для действий в ответ на СПИД в Иране. «Она существует на разных уровнях, - говорит Сетайеш, - хотя мы получаем большую поддержку со стороны общин, правительства и партнеров, это все еще проблема».

Существует также трудность в получении финансирования для новаторских идей по борьбе со стигмой. «Хотя правительство демонстрирует приверженность, много финансовых средств расходуется на замещение метадоном и снижение вреда. Если вы хотите работать с другими группами, правительство оказывается менее заинтересованным, и донорская поддержка отсутствует, - говорит Сетайеш. – Радио и телевидение не заинтересованы в открытом обсуждении стигмы, особенно в отношении передачи половым путем. Они чувствуют себя намного лучше в отношении наркотиков».

Объединенная группа ООН работает над определением основных источников стигмы и использует новаторский подход к борьбе с ней. Она установила контакт с религиозными лидерами высокого уровня, поддержавшими принцип, который определяет, что люди, живущие с ВИЧ, не должны подвергаться дискриминации, и что для ухода за их здоровьем должны выделяться государственные средства. «Это помогло людям, живущим с ВИЧ, заявить о себе, и сделало ВИЧ персонифицированным». Кроме того, при поддержке ЮНЭЙДС и ПРООН Национальной программой по СПИДу разрабатывается новая стратегия «Позитивное партнерство».

Сетайеш с оптимизмом говорит о перспективах действий в ответ на СПИД в Иране. «Я думаю, что в этой стране возможно все, - говорит он. – Во многих аспектах она очень прогрессивна, и работа правительства основывается на фактических данных. Это дает нам очень хорошую возможность убедить политиков сделать больше для общественного здравоохранения». Сетайеш верит, что при таком отношении возможно повернуть эпидемию вспять. Уже есть данные, что программа замены метадоном оказывает свое воздействие, при этом уменьшается распространенность в тюрьмах. «Мы надеемся увидеть результаты через два года, - говорит он. – И это замечательным образом повлияет на обстановку вне общины, поскольку существуют связи между наркотиками и секс-работой. Таким образом, это золотая возможность, которая уже используется и, я надеюсь, будет продолжать использоваться».