Ларс Каллингс: Специальный посланник ООН по СПИДу в Восточной Европе и Центральной Азии

Bookmark and Share

Репортаж

Ларс Каллингс: Специальный посланник ООН по СПИДу в Восточной Европе и Центральной Азии

20 октября 2008 года.

20082010_LO-Kallings_2006200.jpg
Профессор Каллингс, гражданин Швеции был назначен Специальным посланником Генерального секретаря ООН по СПИДу в мае 2003 года.

Профессор Каллингс, гражданин Швеции был назначен Специальным посланником Генерального секретаря ООН по СПИДу в мае 2003 года. Он стал Президентом-основателем Международного общества по СПИДу в 1988 году. Являясь Генеральным секретарем этого общества с 1994 по 2002 годы, он сыграл ключевую роль в развитии МОС как первого глобального общества для ученых и медицинских работников, приверженных делу профилактики и лечения в связи с ВИЧ. Он также занимал должности советника Всемирной организации здравоохранения, Председателя Глобальной комиссии по СПИДу и старшего советника Глобальной программы по СПИДу по вопросам науки и политики.

Профессор, что мотивирует или вдохновляет Вас на работу в сфере СПИДа?

В 1930-х годах, когда я был мальчиком, меня поразили опустошительные последствия туберкулеза в сельской местности Швеции, в частности, я своими глазами видел, как вещи целой семьи, погибшей от туберкулеза, сожгли на костре, что произвело глубочайшее впечатление на меня, восьмилетнего мальчика. На глинистом поле, стоя на ледяном мартовском ветру, когда в бороздах еще лежал снег, я смотрел, как все сгорает в огне – дедушкины часы, мебель, одежда и даже красивое охотничье ружье, которое лежало на самом верху. Местное управление здравоохранения не знало лучшего способа, чем приказать сжечь все, чтобы уничтожить бациллу – таким сильным был страх перед болезнью.

Став врачом, я специализировался в клинической микробиологии и инфекционных заболеваниях; особенно меня интересовали оппортунистические инфекции среди больных с ослабленным иммунитетом, например, среди детей с лейкемией.

Когда я стал директором Шведского института по контролю над инфекционными заболеваниями, в сфере моей ответственности были вопросы общественного здравоохранения. Кроме того, я постоянно участвовал в международных проектах, многие из которых были организованы Всемирной организацией здравоохранения.

Еще одной сильной мотивацией и источником вдохновения для меня являются встречи с людьми, пострадавшими от ВИЧ в бедных странах – в африканских деревнях и больницах, или в публичных домах в Мумбаи, Индия, или Чианг-Май в Таиланде, или среди потребителей инъекционных наркотиков в Беларуси или Украине. Мужество людей, которых я встречал, их теплое отношение и забота о других людях, невзирая на их собственные беды, глубоко волнуют и вдохновляют меня.

В чем Вы видите свою роль в должности Специального посланника Генерального секретаря ООН по ВИЧ и СПИДу?

Моя роль в качестве Специального посланника ООН, как я ее вижу, заключается в установлении контактов с лидерами стран на самом высоком политическом уровне, чтобы решать главные и деликатные вопросы напрямую, обходя бюрократию и традиционные пути. Я не совершаю визиты вежливости, я пытаюсь добиться результатов. У специальных посланников нет специальных правил – именно это и делает их специальными!

Например, моя встреча с Президентом Украины Виктором Ющенко привела к выпуску важнейших директив для Национальной программы по СПИДу, включая разрешение на импорт метадона для оказания услуг заместительной терапии потребителям инъекционных наркотиков.

Какими уникальными качествами Вы обладаете?

Моим целям хорошо служит моя седина. Знания, опыт и всегда обоснованные и проверенные взгляды. Мои слова могут оказать такое же воздействие, как артиллерийский залп по кораблю ниже ватерлинии.

Каким образом Вы можете добиться перемен?

Я могу добиться перемен, потому что я хорошо подготовлен, основываю свои рекомендации на объективных фактах и, в то же время, я неравнодушен и всецело поглощен тем, что я делаю.

Какое достижение на посту Специального посланника по ВИЧ и СПИДу вызывает у Вас особенную гордость?

Такого достижения в должности Специального посланника, которым бы я особенно гордился, пока еще нет! До этого моим самым большим достижением была Международная конференция по СПИДу в Дурбане, Южная Африка, в 2000 году. Это было историческое событие, которое открыло глаза всему миру на огромные масштабы катастрофы, вызванной ВИЧ. Значение «дурбанского эффекта» невозможно переоценить. Если бы весь мир не узнал об этом, я думаю, что Специальная сессия Генеральной Ассамблеи ООН по ВИЧ/СПИДу просто не состоялась бы, и не был бы создан Глобальный фонд для борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией.

С какими основными проблемами сталкивается Специальный посланник в Восточной Европе и Центральной Азии?

Основной задачей в Восточной Европе является преодоление традиционного, глубоко укоренившегося презрительного отношения к потребителям наркотиков, работникам секс-бизнеса и гомосексуалистам.

Кроме того, во многом моя работа направлена на то, чтобы правительства стран Восточной Европы признали гражданское общество. Во времена Советского Союза неправительственные организации (НПО) там не существовали, поскольку, по определению, государство должны было позаботиться обо всем, в чем нуждалось население, а деятельность гражданского общества считалась подрывной.

Даже сегодня в некоторых странах на НПО смотрят с подозрением, как на потенциальных «троянских коней», поддерживаемых западными странами. Поэтому я пытаюсь собрать вместе людей, живущих с ВИЧ, и представителей НПО, чтобы они сидели вместе со мной за столом переговоров с президентами стран, и это помогло добиться перемен и было положительно воспринято, например, в Украине.

Еще одной задачей специальных посланников является привлечение внимания к проблемам, которые обычно игнорируют, например, к тюрьмам, которые становятся рассадником внутривенного потребления наркотиков, ВИЧ, гепатита С и туберкулеза. Например, я посетил тюрьму, в которой содержались заключенные, живущие с ВИЧ и мультирезистентным туберкулезом неподалеку от Тбилиси, Грузия, вместе с Первой леди страны, которая играет ключевую роль в национальной программе по ВИЧ. Несмотря на определенный прогресс, достигнутый в регионе, я до сих пор не вижу, чтобы программы снижения вреда и заместительную терапию разрешили в тюрьмах Украины, хотя эти программы широко доступны за пределами тюремной системы.

Какие задачи в этом регионе являются, по Вашему мнению, наиболее серьезными?

Улучшение жилищных условий, включая расширение возможностей трудоустройства для молодежи, а также повышение самооценки как девочек, так и мальчиков, и включение просвещения не тему секса и межличностных отношений в школьные программы являются важными социальными задачами, так же как и усиление гендерного равенства.

Большие различия в социально-экономических условиях между странами и между регионами стран делают эпидемию ВИЧ в Восточной Европе и Центральной Азии крайне неоднородной.

Еще одной проблемой является то, что этот регион в будущем может столкнуться с кризисом в здравоохранении, если еще большему числу людей, живущих с ВИЧ, не будет предоставлено антиретровирусное лечение, которое предотвратит среди них развитие СПИДа и поможет им не заболеть.

Какими, на Ваш взгляд, являются возможные решения?

Единственным возможным решением является расширение доступа к услугам по профилактике и лечению ВИЧ. Это пока не произошло, однако в регионе есть потенциал для этого, главное, чтобы была политическая воля. Хорошие попытки в небольших масштабах – это хорошо, однако помочь сможет только полномасштабная ответная деятельность. В этой работе ключевую роль играет лидерство правительств. Я также ожидаю развития политической активности в сфере профилактики ВИЧ, поскольку активная деятельность только в сфере лечения ВИЧ не позволит нам серьезно продвинуться в борьбе с эпидемией ВИЧ.

Какие успехи в противодействии СПИДу позволяют Вам с оптимизмом смотреть в будущее?

Похоже, в некоторых странах существуют традиционные трудности с координацией эффективных ответных мер, а некоторые страны до сих пор полностью полагаются на иностранную помощь вместо того, чтобы повышать финансирование из собственных национальных бюджетов.

Однако то, что уровень информированности об эпидемии СПИДа среди политических лидеров, серьезно возрос по сравнению с ситуацией, существовавшей всего несколько лет назад, вселяет в меня оптимизм.

Репортажи по теме

Опиоидная заместительная терапия и профилактика ВИЧ в Республике Беларусь
11 декабря 2014 года.
Постановление Верховного суда Индии расширяет возможности для соблюдения прав трансгендерных лиц
16 мая 2014 года.
В Москве открылась четвертая конференция по проблеме ВИЧ и СПИДа в Восточной Европе и Центральной Азии
13 мая 2014 года.

Сопутствующая информация:

Профессор Ларс О. Каллингс - Специальный посланник Генерального секретаря ООН по СПИДу в Восточной Европе и Центральной Азии

Специальные посланники ООН по СПИДУ


Тематические статьи:

«Джорнал оф интернал медисин»: Обзорная статья Л.О. Каллингса
(21 февраля 2008 г.)


Пропагандистский визит проф. Ларса Каллингса в Беларусь
(25 октября 2006 г.)


Специальный посланник Генерального секретаря ООН по СПИДу в Африке Элизабет Матака (15 сентября 2008 г.)


Публикации:

«Джорнал оф интернал медисин»: Первая пандемия в постмодернистском обществе: 25 лет эпидемии ВИЧ/СПИДа, проф. Л.О. Каллингс. (на английском языке)